Поиск Обратная связь Домой Вконтакте Одноклассники Facebook Twitter YouTube Google+ Ирбитский краеведческий портал
Муниципального казённого учреждения культуры
"Библиотечная система"

Одиннадцатый запасной кавалерийский полк

В самые трудные месяцы Великой Отечественной войны, в 1941-1942 гг., в Ирбите был сформирован 11-й запасной кавалерийский полк, подготовивший для фронта несколько тысяч конников. В Ирбитском государственном архиве хранятся многие документы полка. (Фонды 229 и 32 с).

В августе сорок первого года была объявлена мобилизация воен­нообязанных пятнадцати возрастов, вплоть до призыва 50-летних. Урал стал одним из основных районов по подготовке пополнения для действующей армии.

С конца августа 1941 года для формирования запасного кавале­рийского полка в Ирбит начал прибывать личный состав. Через месяц полк был полностью укомплектован и насчитывал 4468 чело­век, в том числе около 700 бойцов, призванных из Ирбита и сосед­них районов.

На первых порах полк состоял из шести сабельных эскадронов, а также эскадронов саперного, пулеметного, связи и химического, вете­ринарной и полковой школы.

Основная часть подразделений и штаб полка разместились в центре города, в том числе в здании драмтеатра, Доме обороны по улице Пролетарской, 1, в бывших воинских казармах (сейчас автошкола) и многих других зданиях. Спали на двух- и трехъярусных нарах. В связи с перегруженностью города эвакуированными и орга­низацией госпиталей не было возможности предоставить квартиры начсоставу, поэтому командиры размещались вместе с бойцами. Для 700 лошадей город выделил конюшни различных организаций.

Несмотря на то, что почти целый месяц бойцы не были обмун­дированы, а на весь многотысячный полк на первых порах насчиты­валось всего двадцать винтовок, два пулемета, шесть шашек и сто седел, настроение бойцов, их моральное состояние и боевой дух выражали стремление быстрее овладеть оружием и вступить в борьбу с ненавистным врагом.

Срок пребывания в запасном полку был сокращен до минимума: на обучение бойца отводился один месяц, младшего командира — два месяца.

Вскоре личный состав принял присягу, и в конце октября пять маршевых эскадронов отправились на Юго-Западный фронт. Не доезжая до Москвы, в связи с высадкой вражеского десанта, эшелон изменил путь и направился в сторону Харькова. 4 ноября у станции Купянск он попал под бомбежку и понес потери.

Постепенно улучшилось материальное обеспечение полка, стало нор­мальным питание, из колхозов пригоняли табуны лошадей. Но на бое­вой подготовке все еще продолжало сказываться ограниченное количе­ство оружия. В ноябре вместо положенных по штату 2200 винтовок имелось 75, пулеметов — три вместо 48, шашек — 250 вместо положенных 3600 и ни одного автомата, миномета. В минометных взводах обучение проводилось только теоретическое. После отправки с маршевыми эс­кадронами 600 лошадей в полку их осталось всего 340.

С осени в полк стало поступать значительное количество бой­цов, получивших на фронте ранения и лечившихся в уральских госпиталях. Они становились опорой командиров в обучении и воспитании нового пополнения.

В тяжелейшие для Родины дни, когда враг подошел к Москве и пытался захватить Ленинград, высокий патриотизм воинов-уральцев проявился в стремлении скорее пойти в бой. Вот характерный слу­чай. Командованию 6-го эскадрона был дан приказ выделить 15 человек. Построили эскадрон: «Кто желает пойти в первоочередные маршевые эскадроны?». И все, до одного человека, сделали два шага вперед.

Среди кавалеристов — ирбитчан, оборонявших Москву в рядах про­славленного 2-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала Л. М. Доватора, находился командир взвода, бывший военрук Ирбитского сельхозтехникума Михаил Ефимович Азев.

За месяц до своего последнего подвига, 22 января 1943 года, М. Е. Азев писал в Ирбит: «Здравствуйте, мои маленькие, дочка Нелечка, племянницы Тома и Нина. Я обещал послать вам денег на игрушки, не ждите их, мои славные девочки. Обойдетесь пока теми игрушками, которые у вас есть. Деньги я израсходовал на другое, более серьезное и важное дело. Я ведь кавалерист, а для кавалери­ста нужен конь. У меня есть один конь, но чтобы лучше и крепче бить врага, нужно иметь не одного коня. Потому что, если одного коня ранят или он у меня устанет, я сяду на другого и буду на другом коне бить фашистов. И вот мы со своими товарищами решили отдать свои деньги и написали командованию, чтобы нам дали по второму коню. И чем быстрее мы разобьем фашистов, тем быстрее мы встретимся. Одержим победу — и я к вам приеду на горячем боевом коне».

Но не сбылось желание отца вернуться в родной город, встре­титься с семьей, с маленькой дочуркой. 27 февраля 1943 года кавале­ристы Азева встали насмерть на пути фашистов, наступавших на Краснопавловку между станцией Лозовой и Харьковом.

На площади имени Ленина в Ирбите, в поселке Краснопавловка на Украине, на родине Героя Советского Союза Михаила Ефимовича Азева — в деревне Дубской установлены бюсты нашего земляка.

В конце декабря 1941 года на Южный фронт из Ирбита отправи­лись семь эскадронов, в том числе пулеметный, саперный и противо­химической защиты, батарея, всего свыше 1600 бойцов, и все без лошадей, оружия, седел.

В политдонесении штабу указывалось исключительно высокое мо­рально-политическое состояние отъезжающих в действующую армию бойцов и командиров. В этом же месяце состоялся первый выпуск курсов командного состава. Все 39 младших лейтенантов остались в полку. В январе 1942 года прошла очередная отправка на фронт шести маршевых подразделений. А всего за первые пять месяцев существова­ния полка было сформировано, подготовлено и отправлено на пополне­ние воинских частей 19 эскадронов, или более четырех тысяч человек.

Вновь сформированные эскадроны хорошо действовали уже в первых схватках с врагом. Об этом говорила, в частности, получен­ная с фронта характеристика, «подписанная командованием 30-й кавдивизии Юго-Западного фронта.

Поскольку на обучение отводилось мало времени, воины зани­мались по 12-15, а иногда по 18 часов в сутки. В одном из подраз­делений, несмотря на большую дневную нагрузку (подъем в 4 утра, отбой в 10 вечера), бойцы изъявили желание материальную часть только что полученных противотанковых ружей (ПТР) изучать но­чью с 12 часов. В две смены в ленинской комнате целые ночи напролет, с исключительным вниманием и жадностью осваивали бойцы это могучее средство истребления танков.

Воины полка не стояли в стороне и от нужд города, который их приютил. Перед Днем Красной Армии, 19 февраля сорок второго года, в Военный совет Уральского военного округа поступила теле­грамма из Ирбита, подписанная секретарем райкома партии Иваном Челпановым. В ней выражалась благодарность командованию и лич­ному составу 11-го запасного кавалерийского полка за большую помощь, оказанную в особо тяжелые дни сырой осени по вывозке зерна из глубинных пунктов района. Воины вывезли 3710 центнеров зерна, помогли Мотозаводу на скоростной стройке одного из цехов, на заводе № 25 и Автоприцепном заводе отработали более 8 тысяч человеко-дней. Особо отмечалась помощь детским домам, эвакуиро­ванным с Украины и блокадного Ленинграда, в обеспечении топли­вом, перевозке имущества, продуктов.

В связи с 24-й годовщиной Красной Армии отличившиеся своей самоотверженной работой по подготовке и формированию марше­вых подразделений 16 командиров и политработников полка были награждены нагрудными знаками «Отличник РККА» (Рабоче-крес­тьянской Красной Армии) и вне очереди получили новые воинские звания.

Через три недели, в середине марта, в 46-ю кавалерийскую диви­зию Калининского фронта, где было больше всего уральских форми­рований из Ирбита, вновь ушло пополнение — три сабельных эскадро­на. Формировались они в основном из рабочих — уроженцев Челя­бинской области. Нелегко им пришлось в пути на фронт. Жестокая бомбежка вывела из строя 68 человек. После выгрузки эшелона за двести километров от линии фронта ночью предстоял марш пешком по непролазной грязи до места назначения.

А полк непрерывно пополнялся ирбитчанами. В марте сорок вто­рого года комиссар полка Агеев докладывал в штаб УралВО о том, что прибывшие из Кустанайской области 900 казахов в большин­стве своем не знают русского языка, а в ближайшие 10-15 дней их необходимо было привести к воинской присяге. Потребовалось зап­росить текст присяги на казахском языке или утвердить прилагае­мый при этом перевод, сделанный в полку. Позднее комиссар сооб­щил, что подавляющая масса бойцов-казахов исключительно доб­росовестно относилась к боевой и политической подготовке, мно­гие храбро сражались на фронте с немецко-фашистскими захватчи­ками.

В апреле 1942 года состоялась передислокация полка в город Шадринск. Пять групп всадников по 300-350 человек поэшелонно, походным порядком, в конном строю отправились на новое место за триста километров. Почти одновременно в полку состоялся третий выпуск курсов младших лейтенантов. 225 офицеров-кавалеристов отправились на Южный фронт. За ними последовали восемь марше­вых эскадронов — почти две тысячи бойцов. Это были последние подразделения кавалерийского полка, которые отправлялись на фронт из Ирбита.

Список литературы:

Герштейн, Я. Л.  На Алтарь Отечества // Край наш ирбитский: краеведческие очерки / Я. Л. Герштейн. – Екатеринбург, 1997. – С. 111 – 115.