Поиск Обратная связь Домой Вконтакте Одноклассники Facebook Twitter YouTube Google+ Ирбитский краеведческий портал
Муниципального казённого учреждения культуры
"Библиотечная система"

Моор Виктор Александрович

Театральная палитра  Виктора  Моора

Ещё до того, как актёр произнесёт первую реплику, сделает первый жест, начинается спектакль. Начинает его… театральный художник. Именно ему доверяют соткать новую реальность, отличный от обыденности мир, который чуть позже режиссёр наполнит смехом, слезами, страданием, счастьем… Талантливая сценография — едва ли не половина успеха спектакля. Виктору Моору, главному художнику Ирбитского драматического театра, успех сопутствует уже более тридцати лет. Ровно столько он и посвятил этому театру. Он начинал приглашённым художником, спустя годы возглавил коллектив. Вся жизнь — на сцене, точнее, — в сцене.

Из воспоминаний Виктора Александровича о себе:

— Началось моё творчество ещё до школы со сказки «Буратино». Я срисовывал картинки и был очень доволен, если полу­чалось. Когда же в школе орга­низовали изостудию, в первых рядах пришёл записываться и до десятого класса в ней и остал­ся. Параллельно ходил в кружок изобразительного искусства при Доме пионеров, хоть препо­даватель и там, и там работал один.

Говорят, счастлив тот, кто рано нашёл своё призвание. Эту фразу  как будто бы сочинили, глядя на Виктора Моора. Пред­ставить его вне театра, вне сце­ны сейчас невозможно, да и ирбитский театр без него потеря­ет своё обаяние.

— Понял, что палитра — моя судьба в детстве, когда собирал репродукции известных картин. В журнале «Огонёк» тогда их пе­чатали. Печатали плохо, но у меня глаза разгорались, когда видел тот или иной шедевр. Учился тогда, наверное, в клас­се пятом, может, в седьмом… Целенаправленно пошёл в эту сферу, и никогда сомнений в правильности выбранного пути не было. Профессия эта – очень богатая, но и сложная одновре­менно до крайности. Заставля­ет глубоко проникать, прочув­ствовать тот материал, над ко­торым работаешь. А в год ведь приходится работать над не од­ной — не над двумя постановка­ми. Практически одновременно приходит по пять — по восемь спектаклей. Колоссальный на­капливается багаж!

Интересно, что при столь тон­ком чувствовании сцены, спек­такля, в театр Виктор Моор при­шёл далеко не со студенческой скамьи. До этого работал в го­родских художественных мас­терских, занимался настенной росписью во дворцах культуры, оформлял клубы и детские спек­такли, занимался монументаль­ной живописью, мозаикой, че­канкой, оформлением лозун­гов…

— Я в театр пришёл поздно. Мне было тридцать лет, а в те­атре надо родиться. Правда, че­рез пять лет наверстал то, что можно было бы приобрести раньше — сценографический и театральный язык. Остальной багаж был.

Второй родиной Виктору Александровичу, так любящему свет, солнце, воздух, стали бо­лотистые ирбитские места. В его жизни было много заманчи­вых предложений, но сердце и талант были навсегда отданы ирбитскому театру. И менять что-то в своей жизни сейчас…

— Ну, раз до сих пор не поме­нял, уже и не поменяю. И даже если бы вернуть ушедшие годы и ушедшие возможности, всё равно бы прошёл именно этот путь. Мне предлагали квартиру в Омском ТЮЗе, в Свердловскую драму приглашали, в Казах­стане директор одного театра сказала: «видишь, через дорогу твой дом стоит…». Много было предложений, но… я здесь врос корнями, наверное.

В родном  Ирбитском драматическом театре им. А.Н. Островского  В. А. Моор осуществил около сотни постановок: «Волки и овцы», «Светит да не греет», «Гроза», «На бойком месте» А. Н. Островского, «Женитьба» Н. В. Гоголя, «Старик» М. Горького, «Привидение» Г. Иб­сена и многое другое.

В декорациях современных интерьеров Виктора Моора нет тщательно выполненных павильо­нов, нет буквального соблюдения всех про­порций предметов бытового обихода. Например, в спектакле «Синее небо, а в нем обла­ка» В. Арро — это система зеркал. Волшеб­ный аквариум — в «Игре воображения» Э. Бра­гинского, серо — голубая полусфера — в «Ви­новатых» А. Арбузова, изящно расписанные жалюзи — в «Этих  свободных бабочках» Л. Герша. Это примеры образных и поэтичес­ких сценографических сочинений современ­ных интерьеров художника. Он преобразует, формирует пространство, постоянно ищет соотношений, все свои построения проверяет на золотое сечение. Как выразился один из его учителей Э. Кочергин: «Я компоную воз­дух и больше ничего не делаю».

В.А. Моору чужда бесстрастная приблизитель­ность и беспредметная красивость. Его офор­мление всегда связано с внутренним содер­жанием, с жанровыми и стилистическими особенностями пьесы. Художник удивительно точно передает дух времени, в которое происходит действие, отбрасывая ненужные подробности, он всегда концентрирует вни­мание на главном. При этом всегда помнит о целесообразности, технической простоте и постановочной экономии. Это особенно ста­ло злободневным, когда ему выпало стать во главе большого коллектива. Быть директором и сце­нографом — задача не из простых. А если к этому добавить отсутствие финансирования и хронический ремонт театра?..

В самый сложный экономический кризис 90-х годов стоял вопрос о прекращении деятельности Ирбитского театра. Виктор Моор, с августа 1994 г. возглавивший театр в качестве директора,  успешно решая хозяйственные и экономические задачи, сохранил  театр, как памятник культурного наследия областного значения. При его непосредственном участии, после многолетнего перерыва завершился капитальный ремонт здания.  12 декабря 2002 г. открылись двери Ирбитского драматического театра им. А.Н. Островского, и он вновь стал центром культурной жизни города.

Виктор Моор по складу характера, конечно же, аналитик. Сам себе режиссер. Сила его — в профессиональной настойчиво­сти и оснащенности. Он все умеет делать сам. В мастерской — инструменты, из кусков материи — образцы фактур. У Моора нет разрыва меж­ду тем, что он думает, и тем, что умеет. При­бавьте к этому вкус к драматургии.

Виктор Моор — художник с собственным творческим почер­ком, со своим лицом. Он, прежде всего художник — архитектор, строящий на сцене необходимую среду, вещный мир. Его декорации,  даже если они условны, всегда правдиво — матери­альны, как будто над всеми этими домами, замками, скотными дворами, сараями потрудились с топорами и другим инструмен­том в руках умелые русские мужички. В «Эзопе» А. Фигейредо (декорация для Каменск-Уральского театра, 1996) он оформил сцену в виде полукруга античного амфитеатра со ступенями по бокам, по которым на игровые площадки, расположенные на разных уров­нях, должны подниматься актёры. В работе для Оренбургского театра, ставившего шиллеровскую «Марию Стюарт» (1992), на се­редину сцены лёг массивный помост в виде креста с несколькими устремлёнными ввысь ступенями и размещённым посередине лю­ком. Старинные светильники, спускающиеся к сцене на тонких цепях, зловеще красные отсветы витражей на заднем плане игро­вого пространства…

Из работ, выполненных для ирбитского коллектива, сам он выделяет оформление спектакля «На бойком месте» А. Н. Остров­ского (постановка 1980 года), где применён приём единого игро­вого поля для всех эпизодов. Объединяет их замкнувший сцену с трёх сторон крытый дощатый хозяйственный двор, на который выходят и дверь жилища, и лестница на сеновал, где играются любовные сцены. Такие дворы характерны для русской деревни. И вместе с тем перед нами сценический символ тупой, дикой силы, олицетворяющей такую же тёмную, дикую жизнь. Жизнь — клетку, из которой вырваться невозможно.

Многие известные режиссеры убедились, что сотрудничество с таким художником – есть соавторство. Заслуженный деятель искусств  РФ  В Анисимов; Заслуженный деятель искусств  РФ Ю. Кужелев; Лауреат Государственной премии, Заслуженный деятель искусств М. Поляков;  Лауреат премии «Золотая маска», Заслуженный деятель искусств  РФ Б. Цейтрин; всемирно известный режиссёр театра и кино  К. Занусси  и многие другие режиссеры усвоили, что сценография В. А. Моора – залог успеха.

Это подтверждает и его выставочная деятельность. На выставке «Урала Социалистический» (г. Свердловск – 1976 г.) в номинации живопись был награждён Дипломом 1-степени. Участвовал в  зональной выставке сценографов (г. Челябинск и г. Казань – 1985 г.), в  выставке  художников театра и кино (г. Екатеринбург – 2004 г.). Принимал участие в  зональной выставке «Урал» (2003 г. Екатеринбург), в межрегиональной выставке «Урал XXI» в 2013 г. (Диплом 2-й степени). Его работы были представлены на выставке в резиденции Губернатора Свердловской области  в 2014 г., а спектакль «Поминальная молитва» Г. Горина в оформлении В. А. Моора стал Лауреатом премии Губернатора Свердловской области в 2009 году.  В.А. Моор  также стал Лауреатом  премии Областного фестиваля «Браво».

Виктору Моору повезло. Он начинал, когда обновлялась театральная эстетика. Повезло причастностью ко всему, что происходило за более  чем четверть века. И не только в театре, а в жизни вообще. Ему удалось стать известным и нужным во многих театральных коллективах.

И ему посчастливилось иметь все это вре­мя свой театр. Не место работы. А возможность создавать СВОЙ ТЕАТР. Театр, который нуждается в нем и надеется, что вместе с ним может выразить себя. Выразить себя как театр. Так из разных красок  сложилась  палитра художника, сценогрфа и руководителя В.А. Моора.

28 июня 2012 года Виктору Александровичу присвоено звание «Почетный гражданин города Ирбита».

Автор – составитель

 директор   МКУК «Библиотечная система»  Г.Л. Уфаркина

 Список литературы:

1. Баженова, В. «Театр моя жизнь» // Восход. – 1991. – 13 февр. – С. 2.

2. Вольхина, И. Виктор Моор: «Декорация должна играть» // Областная газета. – 2008. – 21 нояб. – С. 8.

3. Медведев, В. «Театр без занавеса» // Восход. – 1998. – 30 нояб. – С. 2.

4. На ирбитских подмостках. – Екатеринбург: Банк культурной информации, 2011. – С. 86. – (Национальное достояние России).