Поиск Обратная связь Домой Вконтакте Одноклассники Facebook Twitter YouTube Google+ Ирбитский краеведческий портал
Муниципального казённого учреждения культуры "Библиотечная система" г. Ирбит

Петров Василий Фомич

На Украине, в Спадщанском лесу есть музей партизанкой спады. Среди экспонатов грузный немецкий танк. Он известен как танк Петрова. Но о человеке, имя которого связывают с этой машиной, до послед­него времени ничего не знали. А он ирбитчанин.

…Группа шла на восток по карте и компасу. Шла не первую ночь. Широкой полосой на пути окруженцев легла река Сейм. На западном берегу ни кусточ­ков, ни деревца, не из чего связать хотя бы маленький плот.

— Товарищ полковник, на том берегу в кусточках лодочник! — подсказал солдат.

Василий Фомич Петров присмотрелся и тоже заме­тил деда.

— Перевези, отец!

Утлая лодочка заскользила на зов.

Отдыхали в хуторе, недалеко от переправы, куда, как донесли полковнику разведчики, гитлеровцы не заходили, боясь партизан. Ночью Василия Фомича разбудил хозяин хаты.

— Вас хотят видеть.

— Командир партизанского отряда хочет встретить­ся с вами.

Встреча состоялась на лесной поляне. К Петрову шагнули трое. Коренастый  в коротком пальто и чер­ной кубанке внимательно читал документы, потом по­казал свои. Ладони слились в пожатии.

— Петров,

— Ковпак.

Так Василий Фомич и его бойцы попали в 1941 году в отряд Сидора Артемьевича Ковпака, который на­считывал всего около ста человек. Пополнение оказа­лось очень кстати: большинство партизан никогда прежде не имели дела с оружием, Василия Фомича командир назначил начальником артиллерии.

— Чем же я стану руководить? — шутливо спросил тогда Петров.

— Ну, батенька, арсенала у меня  нет, самим все доставать нужно, — улыбнулся Сидор Артемьевич.

Первым трофеем и был как раз тот самый танк, о котором говорилось вначале. Каратели послали его против народных мстителей, что отряд разбежится при одном виде бронированной машины. Из этой за­теи ничего не вышло: танк подорвался на партизан­ской мине и замер. Василий Фомин починил гусеницы, и когда гитлеровцы пытались уже основательно атаковать лагерь, бросил машину в бой. Перед тем же, как сменить место стоянки, партизаны разобрали танк и укрыл  его по частям.

В отряде Петров пробыл немногим более месяца. Москва приказала солдатам следовать к линии фрон­та. Рейд по тылу врага закончился успешно, бойцы влились в действующую армию. Мужество полковника Петрова в  годы войны Родина отметила орденом Ленина и двумя орденами красного Знамени.

Сняв погоны, Василий Фомич осел в Ирбите. Как-то подбирая литературу, он наткнулся в городской библиотеке на книгу С. Ковпака «Из дневника партизанских походов». Несколько строк в ней было посвящено и ему, Петрову, первому начальнику артиллерии. Он написал автору теплое письмо и вскоре получил из Киева ответ.

«Дорогой Василий Фомич! — писал Сидор Артемьевич. — С большой радостью прочитал твое письмо. Очень сожалею, что связь между нами установилась только теперь.

При написании своей первой книги из задуманного трехтомника об истории нашего подразделения долго разыскивал тебя. Хотелось не только получить твои воспоминания, но и поговорить о давно минувших днях военной страды. К сожалению, поиски не увенчались успехом, ты ушел «в глубокое подполье и не давал о себе знать.

После войны партизаны нашего соединения не раз собирались на местах минувших боев: в Путивле, Спадщанском лесу, Карпатах, на Припяти. Я всегда очень, жалел, что не было на этих встречах тебя и твоих орлов — наших верных соратников тех первых тяжелых дней.

Если будет у тебя время, набросай о своем пребывании у нас в отряде, об участии в боях, о товарищах, что пришли и ушли с тобой. Скоро книга «Из дневника партизанских походов», будет, очевидно, переиздаваться, и мне бы очень хотелось дополнить ее твоими воспоминаниями.

С партизанским приветом С. Ковпак».

Петров ездил на Украину, побывал в местах, с которыми связано столько дорогих воспоминаний, выступал перед школьниками, солдатами, колхозниками, рабочими. Были у него неожиданные и волнующие встречи, например, с Воскресенским, которого Василий Фомич помнит лейтенантом авиации — Мишей, подобранным после неравной воздушной схватки.

Василий Фомич вел обширную переписку с украинскими школьниками, музеями, бывшими партизанами, с учащимися из Тюменской области.

На письменном столе Василия Фомича хранилась под стеклом приметная фотография. В саду, у яб­лоньки, стоит крепкий старик. Седая борода клиныш­ком. На голове — фетровая шляпа. На черном пиджаке две Золотые Звезды Героя, советские и иностранные ордена. Это Сидор Артемьевич Ковпак. На оборотной стороне надпись: «На память о встрече в Киеве».

Василий Фомич Петров посвятил всю свою жизнь службе в армии. После ухода в отставку он продол­жал служить родине, людям, ведя большую общест­венную работу. Возглавлял внештатную партийную ко­миссию при городском комитете партии. Часто бывал на предприятиях, беседовал с людьми, выступал с лекциями. При городском военкомате руководил ко­митетом содействия офицерам запаса. Вел огромную работу по военно-патриотическому воспитанию моло­дежи. Его знали многие ирбитчане. Его авторитет был непререкаем. Потому город и сегодня хорошо помнит своего почетного гражданина.

Список литературы:

Смирных, А.  Партизан из отряда Ковпака // Восход. — 1981. — 24 июля. — С. 2.