с XVIII — начало XIX вв.

Главные и малые народные училища XVIII века

В 1786 году Екатерина II утвердила «Устав на­родным училищам в Российской империи», в со­ответствии с которым в стране стали откры­ваться главные и малые народные училища. Тогда же в г. Перми было открыто главное народное училище.

В октябре 1789 года Пермский приказ обще­ственного призрения получил распоряжение вновь назначенного Пермского и Тобольского ге­нерал-губернатора А. А. Волкова. Тот предписал открыть малые народные училища в «област­ном» городе и в шести  уездных городах, поместив их — на первый случай  — в обывательских  домах.

Содержание училищ  возложили на городские думы, которые дол­жны «пещись более о доставлении детям доброго воспитания». Приказ общественно­го призрения обязан был обеспечить училища книгами и определить в каждое училище по одному учителю из семи­наристов. Смотрителями училищ определили градоначальников.

24 ноября 1789 года малые народные училища были открыты в Екатеринбурге, Верхотурье, Кунгуре, Соликамске, Чердыни, Шадринске и, разумеется, в Ирбите.

На содержание малого народного училища в Ирбите деньги собирались с купцов и мещан го­рода по раскладке. Эта сумма каждый год менялась и была недостаточной для покрытия всех училищных расходов. Особенно страдало учили­ще от отсутствия хорошего помещения. Пожар, бывший в городе в 1790 году, уничтожил здание, в котором было открыто училище. И в последу­ющие годы училище размещалось то в комнате мещанского дома, за стеной которой находилось городническое правление, то при городской церкви, то в доме по найму и, наконец, в доме, принадлежащем городской думе.

В малом народном училище обучались дети разных сословий: купцов, мещан, военнослужа­щих, «господских людей», то есть крепостных. Например, в 1797 году обучалось 26 учеников, в том числе двенадцать детей мещан, девять — сол­дат, двое — купцов, двое — «господских людей», одного — приказных. Дети принимались в учили­ще разных возрастов. В первые годы работы учи­лища среди его учеников встречались даже че­тырех- и пятилетние дети. Численность учеников ежегодно менялась. Обучались мальчи­ки. Девочки в училище встречаются редко. Так, в 1808 году училась только одна девочка.

Учебный план малых народных училищ состав­ляли следующие предметы: чтение, письмо, чис­тописание, арифметика, первые правила грамма­тики, рисование, чтение «Книги о долж­ностях человека и граж­данина», сокращенный катехизис, изучение «Правил для учащихся».

Уездные училища в начале XIX века

В 1804 году император Александр I утвердил «Устав учебных заведений, подведомых универ­ситетам», в соответствии с которым в стране должны были открываться приходские и уезд­ные училища и гимназии. Малые народные учи­лища преобразовыва­лись в уездные.

Уездные училища финансировались госу­дарством, но, как было записано в Уставе, «с до­полнением от обще­ства». На практике это означало, что на уезд­ное училище по его от­крытии выделялись деньги, положенные ему по штату. На каждое уездное училище Перм­ской губернии полага­лось 1600 рублей в год. Но прежде чем хода­тайствовать о выдаче государственных средств на уездное учи­лище, и, стало быть, на его открытие, на мес­тах требовалось зару­читься обещанием го­родских обществ или городских дум в том, что они будут оказывать материальную помощь уездному училищу: ведь на них должны отпускаться деньги в таком же размере, как раньше отпускались на ма­лые народные училища. Кроме того, для уездного училища требовалось подготовить «приличное» помещение, то есть достаточное для проведения учебных занятий, хранения учебных пособий, жилья для учителей. Требовалось также обеспе­чить училище классной мебелью и всем необхо­димым для организации учебного процесса, в том числе укомплектовать штат учителей.

В 1816 году директор училищ Пермской губер­нии Н.С. Попов писал пермскому гражданскому губернатору Б.А. Гермесу о том, что малое народ­ное училище в городе Ирбите было назначено к преобразованию его в уездное училище, но для уездного училища нет дома. Он просил губерна­тора воздействовать на городскую думу, чтобы она построила для училища дом и дала в письмен­ном виде согласие на то, что при открытии уезд­ного училища она должна выделять на него та­кую же сумму денег, какую выделяла на малое народное училище. По данному ходатайству гу­бернатор «склонил» Ирбитскую городскую думу к постройке дома для уездного училища. Ирбитская городская дума выделила на постройку дома 11 580 рублей. Как писал попечитель Казанского учебного округа Магницкий в Министерство ду­ховных дел и народного просвещения, «весьма много содействовал пожертвованию сему убеж­дением к тому сограждан своих» ирбитский го­родской голова мещанин И. Дерин, «по крайней мере, без его соучастия едва ли бы оно последо­вало». За сие содействие И. Дерин был награж­ден золотой медалью на аннинской ленте.

Строительство дома началось в 1820 году. От­крытие же уездного училища состоялось 22 июля 1820 года. При открытии училища в нем было 60 учеников, в том числе 37 — в первом и подгото­вительном классах, 23 — во втором. Открытие уездного училища было событием в жизни горо­да. На открытие приезжал уже не раз названный Н.С. Попов. В «Казанских известиях» была опуб­ликована статья «Об открытии уездного учили­ща в г. Ирбити».

Уездное училище считалось двухклассным учебным заведением с приготовительным клас­сом, последний заменял собой приходское учи­лище.

Городская дума с трудом согласилась отпускать на уездное училище 600 рублей ассигнациями в год. Но в действительности она отпускала толь­ко 470 рублей ассигнациями на содержание при­готовительного класса. Уездное училище и при­готовительный класс размещались до 1829 года в домах по найму.

В уездном училище обучалось больше учени­ков, чем в бывшем малом народном училище. Например, в 1824 году обучалось 37 человек, в 1825-м — 48, в 1829-м — 63, в 1831-м — 79.

В нем работало несколько учителей. К откры­тию училища его учителями были определены: учителем первого класса — бывший священник Матвей Иванович Топорков, учителем второ­го класса — бывший учитель малого народного училища С. Карпинский, учителем закона божь­его и рисования священник Севериан Ляпустин. В приготовительном классе учительствовал вос­питанник Ирбитского уездного училища Илья Семериков.

Уездное училище испытывало те же трудно­сти, что и предыдущее малое народное училище: недостаток денежных средств, учебных пособий и учебников, учителей и, как следствие этого, низкая успеваемость учеников. Обо всем этом пи­сали ревизоры, посещавшие Ирбитское уездное училище.

Дважды ревизовал это училище визитатор Казанского университета П.А. Словцов. Первый раз в конце 1820-го и второй — в июне 1828 года. И оба раза он остался недовольным состоянием дел в училище.

Приведем некоторые сведения из обо­зрения П.А. Словцова за 1828 г. В приготови­тельном классе обуча­лось 40 учеников. Из них 12 учеников чита­ли «худо», несмотря на то, что обучались уже два года. Писать умели только 8 учеников и то «худо». Причину этого визитатор усматривал в методике работы с детьми. Применялась «изуст­ная выучка учебных книг», то есть зубрежка. Он отмечал плохие знания учеников первого и вто­рого классов фактически по всем предметам. По арифметике ученики первого класса научились сложению, вычитанию, умножению чисел, но делали это «как спящие». Во втором классе обу­чалось 7 учеников, и только один из них понимал, что такое именованные числа. Ученики не име­ли знаний по истории и географии, не могли пока­зать на карте границы ни одного государства, в том числе и России. «Худо» велось обучение чисто­писанию, так как в училище не было хороших прописей. Многие предметы, которые было по­ложено преподавать в уездных училищах, вовсе не преподавались, это — латинский и немецкий языки, начала геометрии, физики; математическая география, всеоб­щая география, рисова­ние и славянский язык.

Первые учителя народных училищ в конце XVIII – в начале XIX века

Первым учителем был Василий Алексее­вич Дьяконов. Он — уроженец Тобольского наместничества, полу­чил образование в То­больской духовной се­минарии. Некоторое время обучался арифметике и учебному способу, то есть методике преподавания, в Пермском главном народном училище. Здесь же прошел испытание. Прика­зом общественного призрения был направлен в городе Ирбит. Он получал жалованье в размере 270 рублей ассигнациями в год — из тех денег, что выделялись на училище, и до приобретения им собственного дома, — деньги на квартиру, при­обретение дров и свечей. В.А. Дьяконов препо­давал с 1789-го по 1811 год. После его увольне­ния учителем был воспитанник Пермской духовной семинарии Соломон Алексеевич Кар­пинский.

Смотрителями училища были городничие — артиллерии майор Хвощинский, после него Лев Иванович Черкасов, участник русско-турецкой войны 1768-1774 годов. С 1811 года — уездный су­дья Иван Наумович Дьяконов, получивший об­разование в Оренбургской гарнизонной школе. Он принял на себя должность смотрителя учили­ща добровольно, по собственному желанию и исполнял ее бесплатно до утверждения его в дол­жности штатным смотрителем в 1819-м.

В народном училище, как полагалось по Уста­ву 1786 года, проходили частные и публичные испытания учеников. На публичные испытания приезжал директор училищ Пермской губернии Н.С. Попов, присутствовала городская админис­трация, лица, приглашенные из числа местных жителей. Во время испытаний проверялись зна­ния, приобретенные учениками. А они были не всегда утешительными по разным причинам.

Для успешной работы училища не хватало учеб­ных пособий и учебников. В. Иконников в своей книге привел рапорт И.Н. Дьяконова, в котором приведены цифровые сведения о том, какие кни­ги хранились в училище, сколько книг ветхих, по которым уже нельзя было учиться, и сколько име­лось книг, по которым дети учились. Оказалось, что последних-то было менее всего: букварей — 5 экземпляров, «Книга о должностях человека и гражданина» — 8, Пространный катехизис — 7, свя­щенная история — два, и семь листов — прописей для письма.

Учителя преподавали не все предметы. На­пример, В. А. Дьяконов вовсе не преподавал грамматику, а учитель Карпинский преподавал, но сокращенно. Ученики часто пропускали занятия и т.д. Большинство детей обучалось в первом классе и немногие — во втором. По итогам пуб­личных испытаний осуществлялся перевод учени­ков из первого класса во второй. В 1790 году из пер­вого класса во второй перевели только трех учеников. Дети часто уходили из училища, не прой­дя полного курса обучения. Например, в 1803 году перестало обучаться пять учеников, в том числе трое из них окончили учение, а двое — не окон­чили. В 1805-м перестали учиться десять человек, в том числе шестеро из них окончили учение «с похвалою», а четверо — не окончили вовсе.

При училище создавалась библиотека. Денег на покупку книг, как правило, не было. Библиоте­ка в основном создавалась из книг, жертвуемых населением.

Учителя приходских училищ

В целом во второй четверти XIX века в г. Ирбите в развитии школьного образования име­ли место положительные перемены. За учили­ща отвечали штатные смотрители, имевшие гимназическое образование. С 1842 года штат­ным смотрителем Ирбитского уездного учили­ща был Н.Е. Тихонов. Это был умный, деятель­ный и добрый человек. При нем обновился состав преподавателей училища. В училище при­шли молодые, даровитые учителя, окончившие курс наук в средних учебных заведениях. Одним из них был учитель арифметики и геометрии Михаил Васильевич Васильев — добросовестный и знающий педагог. Он «при основательном зна­нии своего дела, при постоянном усердии и осо­бенной заботливости к улучшению успехов уча­щихся» в «короткое время успел заохотить учеников к занятию означенными предмета­ми…».

В 1840 году в Ирбитском уездном училище по­явился первый учитель рисования — Николай Петрович Иванов. Он был уроженец Пермской губернии, из вольноотпущенных, воспитанник Академии художеств, талантливый художник.

В приходском училище с 1843-го по 1854 год работал очень «трудолюбивый и с благородным характером» преподаватель Никандр Александ­рович Бирюков. Он отличался всегда особенным усердием к службе, «своим прекрасным обраще­нием с учащимися». Н.А. Бирюков, кроме того, был хорошим певцом и артистом. Он занимался обучением учеников пению и сам пел с ними на торжественных актах, бывших в училище, и в церкви.

Училища г. Ирбита являлись очагами просве­щения. В них получали знания не только дети. Учителя являлись пропагандистами знаний и сре­ди взрослого населения. Они выступали с реча­ми на исторические, географические, педагоги­ческие и другие темы перед жителями города, которые были приглашаемы на публичные испы­тания учащихся или торжественные акты, про­водимые по случаю окончания учебного года. Учителя и штатные смотрители занимались изу­чением истории, географии, этнографии, фоль­клора Пермского края. Так, учитель малого на­родного училища В.А. Дьяконов в начале XIX века составил описание г. Ирбита и Ирбитского уезда. Этот материал был использован при напи­сании «Хозяйственного описания Пермской гу­бернии» Н.С. Поповым. Учитель Ирбитского при­ходского училища Савинов в начале 30-х годов XIX века написал историческую записку по исто­рии образования г. Ирбита. Она была использо­вана В. Иконниковым. В 1832 году Савинов напи­сал статью об Ирбитской ярмарке. Она была опубликована в «Прибавлениях к Казанскому ве­стнику» под названием «Описание дня торже­ственного открытия Ирбитской ярмарки, быва­ющей каждогодно Пермской губернии в уездном городе Ирбити, которая начинается с 15-го фев­раля и продолжается до 15-го марта». Штатный смотритель Н.Е. Тихонов в 1846 году сделал опи­сание Ирбитского уезда в историческом, геогра­фическом и статистическом отношениях и крат­кое описание местного чудского городища. Он и учитель приходского училища Н.А. Бирюков занимались изучением загадок, сказок, посло­виц, поговорок для Рус­ского географического общества и Академии наук.

Штатный смотри­тель Ирбитского уезд­ного училища Н.Е. Эйгер в 1859 году опубликовал в «Пермском сборнике» статью «Сведения об уч­реждении Ирбитской ярмарки».

Школьная реформа 1828 года

С 1828 года в стра­не проводилась новая школьная реформа. Уездные училища пре­образовывались в трех­классные учебные за­ведения.

Уездное училище в г. Ирбите официально было преобразовано в трех­классное уездное училище 31 октября 1835 года. Но некоторое время оно продолжало работать по-прежнему, то есть как двухклассное. Одна из причин — не было учителей. В 1835 году, в год преобразования училища, в нем обучали детей учитель Казаринов — истории, географии и чисто­писанию, и штатный смотритель — русскому язы­ку и чистописанию.

Трехклассное уездное училище было открыто в доме бывшего уездного училища. Строитель­ство этого дома, начатое в 1820 году, было закон­чено в 1829 году. Деревянный дом был построен плохо и вскоре оказался непригодным для исполь­зования.

Итак, положение было такое, что в училищ­ном доме нельзя было ни учиться, ни жить. Стали искать дом среди жителей города, чтобы нанять его для училища. Но, как писал В.И. Антропов, директор пермских училищ,  несмотря на все старания штатного смотрителя, учителей, полиции, в городе не нашлось ни од­ного жителя, который хотел бы сдать дом для училища. Все свободные дома сдавали иногород­ним купцам. Наконец согласилась сдать дом ме­щанка Вершинина за 400 рублей в год. По хода­тайству губернской училищной администрации попечитель Казанского учебного округа разре­шил уплатить указанную сумму денег за наем дома из средств, принадлежавших училищу, но толь­ко на один год. А за этот год директор пермских училищ должен был «согласить» Ирбитскую городскую думу, чтобы она отремонтировала учи­лищный дом или подыскала новый удобный дом за умеренную плату. Думе предлагали и другие спо­собы решения проблемы: построить новый дом или отдать для училища деньги, затраченные ею в свое время на строительство, как оказалось, плохого дома. Но Ирбитская городская дума ре­шила избавить себя от каких-либо денежных зат­рат на просвещение. В 1837 году она перевела училище в каменный общественный дом, то есть дом, являвшийся собственностью город­ского общества или го­родской думы. А между тем дело по Ирбитскому уездному училищу дошло до Сената. В 1839 году Сенат принял решение: дом Ирбитского уездного училища должен быть продан и вместо него должен быть построен новый дом. В Ирбите попыта­лись это сделать, одна­ко продать дом не уда­валось.

В 1846 году новый ди­ректор учебных заведе­ний Пермской губер­нии И.Ф. Грацинский убеждал Ирбитское го­родское общество, что дом, в котором находи­лось училище, надо передать в собственность училища, с тем, чтобы оно могло им свободно рас­поряжаться. Ему удалось это сделать. В том же году Ирбитское городское общество составило «приговор», то есть приняло решение о переда­че дома в собственность училища.

В трехклассном уездном училище обучалось больше учеников, чем в двухклассном. Напри­мер, в 1853 году насчитывалось 70 учеников, в том числе детей разночинцев и крестьян — 63, дворян и чиновников — 6, приказных — 1.

В 1837 году (10 марта) в городе было открыто приходское училище. Оно было преобразовано из приготовительного класса бывшего уездного училища. Приходское училище находилось на содержании городского общества. В 1837 году в нем насчитывалось 50 учеников. В том числе де­тей купцов и мещан — 31, крестьян — 15, дворян и чиновников — 4.

Начало женского образования в 50-х гг. XIX века

В 50-е годы XIX века было положено начало женскому образованию. При Ирбитском приход­ском училище был открыт класс для обучения де­вочек. Класс назывался отделением. Девочек раз­решалось обучать в свободное время после обеда. В январе 1851 года обучалось 22 ученицы. Девоч­ки поступали в этот класс ежемесячно. В декабре того же года их было уже 35. В 1859 году (17 сен­тября) было открыто самостоятельное женское приходское училище. Оно было открыто в доме чиновницы Ивановой. Девочек после предва­рительного испытания распределили на два клас­са. Всего к началу работы училища поступило 40 учениц. С 18 сентября того года началось их обу­чение. Содержание училища (оплата квартиры, отопление, освещение, классная мебель и т.д.) взяло на себя городское общество. Девочек обу­чали закону божьему, чтению, письму, граммати­ке (практические упражнения), арифметике (до дробей), русской истории (в форме рассказов учителя), географии (кратко), рисованию, чис­тописанию и рукоделию. Преподавали учителя Ирбитского уездного училища, чистописание и рукоделие вела надзирательница, за что ей было положено жалованье в размере 100 рублей в год.

Распространение грамотности в сельской местности Ирбитского уезда

В сельской местнос­ти Ирбитского уезда большинство населе­ния составляли госу­дарственные крестья­не. Распространением грамотности среди них занималось духовен­ство. Силами местного духовенства обучение детей грамоте было начато в Байкаловской волости в 1837 году, Ницинской — в 1840-м, Белослудской и Покровской — в 1843-м. С созданием министерства государственных имуществ в1837 г. в государственной деревне стра­ны стали открываться приходские училища. Они содержались за счет крестьян. Наставниками, то есть учителями, были священники и члены местного церковного причта.

В 1846 году в Ирбитском уезде было шесть при­ходских училищ: в волостях: Байкаловской, Ни­цинской, Белослудской, Покровской, Невьянской, Чубаровской. В первой половине того года в них обучалось 325 учеников.

В 1846 году Пермскую губернию ревизовал дей­ствительный статский советник Арцимович. В отчете по итогам ревизии он записал, что в Белослудском училище Ирбитского уезда обучалось 40 мальчиков, в отдель­ной комнате — 10 дево­чек. Крестьяне жалова­лись, что учение детей шло тихо. Они изуча­ли азбуку в течение не­скольких лет.

В Невьянском учи­лище насчитывалось 59 мальчиков и 7 девочек. Училище не имело сво­его помещения, распо­лагалось в доме по найму. Это помещение «невы­годно и нанималось очень дорого». В Невьянской волости крестьяне тоже жаловались, что учение шло очень тихо. Наставники приходили в учили­ще очень редко. С детьми занимались очень мало, предоставляя надзор за учениками старшим уче­никам. Вместо учебы дети проводили время в ша­лостях, поэтому крестьянки перестали отпускать в училище своих дочерей. Арцимович обратил внимание и на то, что крестьянам по их «бедно­му состоянию затруднительно отдавать своих де­тей в школу на свое содержание». Общий вывод, который сделал Арцимович по училищам всей губернии, был такой: «Приходские училища не соответствуют попечениям правительства, обу­чающиеся в оных мальчики в весьма малом коли­честве, не оказывают должных успехов от сла­бого за ними наблюдения».

Приходские училища в государственной дерев­не посещали штатные смотрители Ирбитского уездного училища. Училище, бывшее в Чубаровской волости, в 1849 году посетил штатный смот­ритель Н.Е. Тихонов. По итогам своей ревизии он написал отчет, в котором указано, что дом Чубаровского училища и классная мебель в нем были в хорошем состоянии. В училище обучалось 55 детей, в том числе 42 мальчика и 13 девочек. Предметы обучения в училище были следующие: священная история, краткий катехизис, чтение гражданской и церковной печати, письмо, чис­тописание, арифметика (первые четыре дей­ствия). Наставником училища был священник Ипполит Попов. Штатный смотритель записал о нем, что И. Попов «очень хороший преподава­тель». Он относился к учительской работе «с осо­бенной заботливостью и любовью».

В 1859 году было закрыто училище в Невьянской волости и открыто в Шогринской. В 1860 году — открыто училище в Костинской волости.

Накануне отмены крепостного права в Ирбитском уезде для государственных крестьян было семь приходских училищ, в них 316 учеников, в том числе 16 девочек. Но все эти училища выг­лядели не лучшим образом. Управляющий Перм­ской палатой государственных имуществ призна­вал, что большинство помещений сельских училищ были «крайне безобразными» и со­вершенно не пригод­ными для занятий.

Сельские приход­ские училища ведом­ства министерства госу­дарственных имуществ назывались штатными приходскими учили­щами.

В конце 50-х годов XIX века в селах и де­ревнях стали появлять­ся безмездные учили­ща. Они находились в ведении духовного ве­домства. Детей в этих училищах обучали гра­моте тоже священни­ки, диаконы, дьячки, девочек — их жены и родственницы.

Список литературы:

Герштейн, Я. Л.  Ирбитские Макаренки // Восход. – 1988. – 23 дек.

Герштейн,  Я. Л.  «Красные учителя» // Восход. – 1988. – 16 дек. – С. 4.

Гузненко, З. И.  Школы Ирбитского района в годы Великой Отечественной войны  // Ирбитский край в истории России. – Екатеринбург, 2000. – С. 171 – 176.

Еремин, А. С. Земская школа ирбитского уезда // Ирбитский край в истории России. – Екатеринбург, 2000. – С. 161 – 170.

Калинина, Т.  «…Пещись о детях» (первые шаги образования в Ирбите) / / Ирбит и Ирбитский край: очерки истории и культуры / сост. Е. П. Пирогова. – Екатеринбург, 2006. – С. 147 – 161.

Субботина, И. В.  История в протоколах // Восход. – 2007. – 27 сент. – С. 5.

Субботина, И. В. Начало дошкольного образования в г. Ирбите // Восход. – 2008. —  3 июля. – С. 3.

Субботина, И. В.  Под знаменем истины и добра // Сретенский вестник. – 2011. – Вып. 9. – С. 7 – 8.

Черноухов, Э. А.  Народное образование в Ирбитском уезде в доземский период // Ирбитский край в истории России. – Екатеринбург, 2000. – С. 155 – 159.