Любовь моя и грусть

      Отрывок из поэмы

                 ***

На перекрёстке трёх дорог

Из слободы возник обычной

И заблистал во всём величье

Красой с любым тягаться мог.

 

Великолепье куполов

Богоявленского собора

Короновало старый город,

Как песни ангельского хора

Был перезвон колоколов.

 

Он возносился к небесам,

Плыл благодатью по округе…

Такой был лишь в Санкт-Петербурге

Великолепный божий храм.

 

Златые маковки церквей,

Часовен, башенки мечети

Сияли днём и в лунном свете

Над малой родиной моей.

 

На протяжении веков,

Стяжая мировую славу,

Мой город честно и по праву

Был центром праведных торгов.

 

Один купеческий ответ

Хранит история недаром –

Торгуем многим мы товаром,

Но совестью

                       увольте –

                                             нет!

Разноязычная толпа

Смеялась, спорила и пела,

Потоком праздничным кипела

Внутри Ирбитского котла.

 

Товар везли через границы

По суше, гладью ли морской,

Купцы спешили в город мой,

Сбиваясь в стаи точно птицы.

 

Со всех сторон и волостей

России-матушки бескрайней,

Радушный город принимая,

Встречал приветливо гостей.

 

И вырос первый наш театр,

Поскольку стал необходимым,

Не только хлебушком единым

Жив человек,

                          коль жизни рад.

Стремился Щепкин в гости к нам,

Комиссаржевская блистала,

Давыдову рукоплескала,

Толпа купцов и горожан.

 

Театр Ирбитский процветал,

Сюда попасть стремился каждый,

Кто был духовной полон жажды

И толк в искусстве понимал.

 

Мой город жил и развивался,

Свой вклад любой вносить старался,

Но без беды не обошлось,

Пришёл в ночи незваный гость.

 

Был в одночасье мир расколот,

Вдруг запылал счастливый город

И выгорел почти дотла,

Засыпав гарью купола.

 

Пожар как тать лихой унёс

Жилых домов две сотни с гаком,

И в этом ужасе крылатом

Ребром встал жизненный вопрос.

 

Тюмень и Екатеринбург

Решив к себе стянуть торговлю,

Подав прошенье той порою

Мечтали попытать судьбу.

 

Однако ровно через год,

Как феникс возродясь из пепла,

Встал город и торговля крепла,

Избавившись от всех невзгод.

 

Три сотни выросло домов,

Четыреста торговых лавок!

И не хватает даже слов,

Чтобы воздать хвалу и славу

 

Труду Ирбитских горожан,

Что возвели на пепелище

Всего за год себе жилища,

Почётным званьем дорожа.

 

Шевчук Л. Любовь моя и грусть : поэма // Любовь моя и грусть : сборник стихотворений / Л. Шевчук. – Ирбит, 2012. – С. 70-83.