Бывший дом председателя земской управы Тугаринова, ул. Советская, 16

Изначально особняк принадлежал М. Ф. Васенёву.

Михаил Фёдорович  был известен в Ирбите как владе­лец строгальных мастерских, бравший подряды на строительство и содержавший рабочие артели. Строил он немало и с хорошим качеством. О качестве его работы можно и сегодня говорить с восхищением, изучая его собственный одноэтажный каменный дом, возведённый в 1874 году. Редко кто пройдёт, не оглянувшись на роскошно выполненный в стиле русского каменного узорочья глав­ный фасад. Симметричный, на пять окон, он вертикально украшен широкими угловыми лопатками и более узкими фигурными меж­дуоконными пилястрами. Горизонтальное членение фасаду дают выступающая цокольная часть, декорированный пояс подоконно­го карниза и сложный венчающий карниз, богато орнаментиро­ванный поясами кирпичной кладки с применением лекального кир­пича. Венчает фасад фигурный каменный аттик с розеткой-обере­гом по центру, продолжающийся вдоль кромки крыши фигурно выложенной стенкой парапета с декорированными столбиками. На столбиках парапета и в верхней части межоконных пилястр выложены Андреевские кресты — элемент из герба города Ирби-та, символизирующего верность Государю и Отечеству.

Высокие окна с лучковым завершением обрамлены поверху поясами каменных капель — символами воды. Добавляют красоты металлические четырёхгранные водостоки с ажурными «корона­ми» и «юбочками» и выполненными на средней части объёмными звёздами с шестью лучами — символами удачи и богатства.

В глубину усадьбы каменный дом вытянулся на 18,7 метра, и во дворе к нему был пристроен двухэтажный каменный флигель.

Справа от главного западного фасада — каменное парадное крыльцо, соседствующее с каменными же воротами в усадьбу.

Входящий через крыльцо, пройдя по ступенькам, попадал сна­чала в тамбур, а затем — в дом и оказывался в коридоре со входа­ми в жилые комнаты. Комнат было пять — от 9,5 до 32,6 м2. Высота — 3,3 метра. Потолки окрашены масляной краской, в иных комнатах — побелены. Стены и имеющиеся деревянные перего­родки штукатурены и частью побелены или оклеены обоями. Полы деревянные, верхний настил из досок толщиной 65 мм, окрашены масляной краской.

Двери были не простыми — двухстворчатые, филёнчатой сто­лярной работы с покраской «под дуб».

Отопление дома — печное, а освещение — керосиновыми лам­пами. В восточной части дома располагалась кухня с русской пе­чью и плитой. Здесь же был ход в подвал в большую кладовую. Как обычно, из кухни можно было выйти через чёрный ход во двор. На этаже имелся тёплый клозет — уборная.

На южный дворовый фасад выходили пять окон, а вот на се­верной стороне их было семь.

В пристрое-флигеле на первом этаже была ещё одна кухня — для гостей. Соседнее помещение занимала кладовая, а крайнее — баня. На второй этаж флигеля поднимались со двора по деревян­ной лестнице, ведущей на террасу на столбах. С террасы можно было попасть в три жилые комнаты для гостей. Каждая из них была чуть более 15 м2 с одним окном на южную сторону. Между комнатами шли дверные проёмы по анфиладному принципу. Обо­гревались небольшими печами.

Любопытно, что в ближнюю к основному дому комнату второго этажа флигеля можно было войти через люк в полу по лестнице с кухни первого этажа. И действительно, не носить же гостям яр­марки зимой через двор горячий ужин?.. Всё продумано хозяи­ном, имевшим большой опыт строительства.

Усадебный участок, выделенный Васенёву, узким клином вытянул­ся от Александровской улицы на восток внутрь квартала на 66,2 мет­ра. Дом занял почти всё пространство по красной линии, оставив лишь 6 метров для ворот. Из 1204,7 м2 площади усадьбы двор занимал 638,5 м2. Остальная часть была застроена. К флигелю примыкала дере­вянная служба, рубленная из брёвен, с навесом на деревянных стол­бах. В глубине двора располагалась конюшня. В более ранних архи­вных документах упоминается о двух конюшнях и пяти амбарах и важни для весов. Вероятно, поэтому в усадьбе не было ни сада, ни огорода. Жильё и необходимые хозяйственные постройки владелец, как и многие, сдавал приезжавшим на ярмарку гостям, получая доход.

Случилось так, что Михаил Фёдорович решил перебраться жить в Нижний Новгород, также известный своими ярмарками. Решил — сделал. Выдал нотариальную доверенность на управление до­мовладением Ивану Яковлевичу Тугаринову.

Тугаринов был не простым человеком. По документам он чис­лился крестьянином, что не помешало ему принять участие в дея­тельности Ирбитского земства, а со временем занять место пред­седателя уездной земской управы. Много ходило разговоров о хитростях Тугаринова, думается, что крестьянство — одна из них. Но в земстве он проработал долго. Известно, что в ознаменование сорокалетия земской деятельности 44-е земское собрание учре­дило стипендию имени Председателя Ирбитской земской управы И. Я. Тугаринова.

Хотя советский поэт Демьян Бедный в одном из стихотворений назвал Ивана Яковлевича «змеем Тугарином», но въехавший в дом Васенёва председатель земства оставил добрые следы в истории Ирбита. Был он членом попечительского совета при женской гим­назии, почётным мировым судьёй. А когда скончался городской голова И. А. Лопатков, стремившийся проложить железную дорогу в торговый Ирбит, одним из тех, кто активно продолжил это дело, был Тугаринов.

Жил он с женой в васенёвском доме и после революции 1917 года. Дом был национализирован, хотя по оценочной ведомости городской управы для обложения городскими сборами недвижи­мых имуществ на 1913 год стоимость усадьбы с постройками со­ставляла 600 рублей, а национализации подлежали куда более дорогие усадьбы.

Тугаринов жил в доме и в 1925 году, уже будучи инвалидом. Жена, бывшая директриса Ирбитской женской гимназии, работа­ла в Окрселькустсоюзе. Вместе они занимали две комнаты. Любо­пытно, что в то время квартирант Тугаринов был назначен комен­дантом домовладения. Сторожилы в разговорах о доме всегда упоминали имя Тугаринова — «здесь жил последний председатель Ирбитской земской управы». И это так.

Любопытная история связана с этим домом. Задумав быть избранным на Должность Почетного Мирового судьи, а для этого надо было владеть недвижимой собственностью на сумму не менее трех тысяч рублей, Тугаринов просил раскладочную комиссию увеличить оценку собственного дома. Достигнув желаемого, он, чтобы уменьшить сум­му налога с дома, снова обратился в ту же комиссию, чтобы уменьшить стоимость дома в три раза.

Имя ловкого и изворотливого хозяина особняка не раз склонялось на страницах областной газеты как бес­печного махинатора, однако Тугаринов упорно продви­гался по служебной лестнице. В 1891 году он все-таки становится членом земской управы, затем — ее пред­седателем.

Имя   одного из наиболее вельможных деятелей ста­рого Ирбита — председателя земской управы Тугаринова, видимо, было хорошо известно   Демьяну    Бедному, приезжавшему на Урал в 1926 году. В своем стихотворе­нии «Пишуковские мужики» поэт писал:

За околицей враги,

За околицею барин,

За околицею власть —

Властный город.

Змей Тугарин

На деревню пялит пасть.

На сегодняшний день дом используется как жилой.

Список литературы:

Аникин, В. Прогулки по Ирбиту: авторский путеводитель. – Екатеринбург: Банк культурной информации, 2012. – С. 84.

Аникин, В. К.  Усадьбы старого Ирбита. – Екатеринбург: Банк культурной информации, 2013. – С. 82-84.

Герштейн, Я. Л.  Ирбит и его окрестности: краеведческий путеводитель / Я. Л. Герштейн. – Екатеринбург, 1995. – С. 50-51.

Свод памятников истории и культуры Свердловской области. Том 2. Свердловская область / Отв. ред. В. Е. Звагельская. – Екатеринбург: «Издательский дом «Сократ», 2008. – С. 315-316.

Фотография со страницы группы http://vk.com/page-2534142_29578081