Молодых Николай Тихонович

(беседовал с Героем Советского Союза краевед Алексей Смирных)

Молодых

Председатель колхоза уронил поводья, невесело улыбнулся: — Твой черед, Коля, на войну идти. Повестка тебе. Николай Молодых опустил вилы. Август нес над лугом, аромат свежего сена.

Тот первый бой на Северном Донце вспоминается теперь будто во сне. Они стремительно заняли первую линию обороны врага. Закрепились. День угасал. Почти затихли выстрелы. Николай забыл об осторожности. Выпрямился. Достал махорку. Но закурить не успел. Неожиданно начался обстрел. Мина хлопнула близко. Его должно было непременно убить. Но у войны свои исключения из правил. Четверых его товарищей, припавших рядом к земле, сразило, Николая — ранило. В 1944 году будущий Маршал Советского Союза Василий Иванович Чуйков вручал полку гвардейское знамя. Поздравляя, высказал уверенность, что полк одним из первых ворвется в столицу третьего рейха.

— Это было бы здорово! — подумал Николай.

— Только ведь до Берлина шагать столько. Доведется ли?

Да, опасность постоянно ходила за плечами. Но у бесстрашного солдата, как успел убедиться Молодых, больше возможностей и уцелеть в схватке. Бой, наверное, чем-то сродни нелегкой крестьянской работе. Клубится, скажем, в небе грозовая туча, а ты не успел на покосе завершить стог. Тут уж так: или ты опередил ливень, или он тебя, и Николай Молодых воевал стойко. При форсировании Вислы его резиновую лодку пробили осколки. Последние тридцать метров до берега одолели вброд. За Вислой его с горсткой бойцов бросили на подмогу соседям. Двое суток наши редкие передовые цепи отбивали атаки гитлеровцев. Врагу не удалось сбросить в реку советских солдат. А еще тремя днями позднее Молодых с группой разведчиков привел «языка». За мужество в те дни ему вручили орден Славы третьей степени.

— А орден Славы второй степени? — спрашиваю его.

— Трудно выделить какие-то особые эпизоды. Сколько было боев, разведок в тыл противника.

— Ну, а орден Славы первой степени?

Николай Тихонович, бывший командир отделения, достал из полевой сумки копию с последнего наградного листа. Вот что в нем было написано: «Командир отделения Молодых Николай Тихонович в бою при форсировании реки Шпрее 23 апреля 1945 года в районе Шеневейде под сильным артиллерийским и минометным огнем противника первым форсировал реку, штурмом выбил врага из трех домов, занял рубеж и прочно его удерживал до подхода основных наших подразделений.

24 апреля при форсировании канала Вейг противник оказывал упорное сопротивление. Молодых со своим отделением… зашел во фланг врагу и создал для него угрозу окружения. Штурмом выбив противника из двух зданий, удерживал их.

В уличном бою в городе Берлине 27 апреля удержал занимаемый рубеж… Сам Молодых уничтожил из автомата восемь гитлеровцев и троих взял в плен. Способствовал продвижению наших основных подразделений к центру города — рейхстагу. Достоин представления к правительственной награде – ордену Славы первой степени».

— К рейхстагу сумели пробиться? – надоедаю ему вопросами.

— Нет, другие опередили. Метров четыреста оставалось. Но свою подпись на стенах я все же оставил.

— Как вы тех трех гитлеровцев в плен взяли?

— Наше отделение немцы оттеснили от остальных. Мы впереди оказались. Дом заняли. Этаж над собою очистили от фашистов. За простенками укрылись. Отбиваемся. Вижу: трое бегут. А у меня как раз патроны в диске кончились. Поднимаю гранату.

— Хенде хох!

Подняли руки, оружие на асфальт упало.

— Больше ранений не было?

— Нет, на Зееловских высотах, правда, пуля приклад автомата пробила, рукав гимнастерки, а тронуть не тронула.

Скромный Николай  Тихонович почти никому  о себе не рассказывает. А ратные подвиги его примечательны. О них мало знают как в Ирбите, так и на родине Молодых, в Байкаловском районе.

Алексей Смирных,
«Уральский рабочий» от 28 июля 1972 года.

 

Список литературы:

Смирных А. Три степени славы // Восход. – 2005. – 28 февр. – С. 2.