Чукмалдин Николай Мартемьянович

Известный тюменский и московский купец-промышленник, выдающийся сибирский просветитель конца XIX века, писатель, путешественник, Николай Мартемьянович Чукмалдин, родился 4 декабря 1836 года в деревне Кулакова Тюменского уезда Тобольской губернии в семье обрусевших татар — крестьян-старообрядцев.

Начал трудиться с шести лет, помогая отцу в изготовлении саней.«Деньги, вырученные крестьянами за продажу изде­лий, — писал Чукмалдин в своей автобиографической по­вести «Мои воспоминания» (Санкт-Петеобург, 1899, ч. 1), шли на уплату податей и на лихоимные поборы чиновников- взяточников».

На восьмом году родители отдали любознательного мальчика в обучение единственному грамотному человеку в деревне — старику-староверу Артемию Скрыпе. Ученье давалось легко, с большим интересом и восторгом. Уже девяти лет Коля выполнял роль писаря при неграмотном отце, назначенном сельским старшиной.

Со временем при­казчик Чукмалдин стал богатым человеком.

Николай Мартемьянович неоднократно приезжал на Ирбитскую ярмарку. В своих произведениях писатель немало страниц посвятил Ирбиту.

В книге «Записки о моей жиз­ни» (Москва, 1902 год) Чукмал­дин говорит об экономическом значении ярмарок и выразитель­но характеризует бойкость и многолюдье Ирбитской: «Ирбитская ярмарка, по своим раз­мерам, тогда казалась такою колоссальною, что ярмарке этой наши сибиряки только удивля­лись, не находя ей меры для сравнения. Про ярмарку и вы­ражались больше односложными словами да знаками восклица­ния: «А, Ирбит!», или: «Это ведь в Ирбитской было!», под­разумевая, что эта ярмарка есть основа, центр, развязка всех дел, своего рода «крайний судья».

Перед ярмаркой и после нее товарные обозы тянулись через Тюмень целыми вереницами и заполняли собой все улицы и постоялые дворы затюменской части.

«Проезжих на Ирбит и обрат­но, в кошевах, повозках и дру­гих незатейливых экипажах, было всегда такое большое коли­чество, — говорится в книге, — что казалось невероятным, где они в Ирбите и помещаться могут? Все это двигалось и еха­ло в Ирбит, где, сделав свое дело, продав и купив товары, разъезжалось в обратном нап­равлении.

В Ирбите приезжающий занимал у обывателя в доме комна­ту, угол, каморку, где только можно было найти теплое поме­щение, а для торговли — лав­ку, лавочку, ларь в гостином дворе и на площадях, все на полном холоде и ветру. О теп­лых помещениях для торговли в те времена и помину не было тогда не был еще устроен зна­менитый теплый Ирбитский пас­саж, и лишь изредка и только кое-где существовали отапливаемые магазины преимуществен­но с часами и музыкальными пайщиками». Речь идет о 50-х годах восемнадцатого века, когда Чукмалдин приезжал в Ирбит как приказчик, чтобы на зарабо­танные деньги купить себе ос­вобождение от рекрутства. Че­рез несколько лет он сам стано­вится купцом. Прямодушие его, честность не раз ставили Чукмалдина перед разорением.

Переехав в 1878 году на жи­тельство в Москву, Чукмалдин почти ежегодно навещал Ирбит в период ярмарки. Мотив дороги очень характерен для купца- писателя, которому приходилось преодолевать большие расстоя­ния.

В очерке «Ирбит. Зимняя дорога» рассказывается об осо­бенностях сибирской езды на лошадях, дальней дороге: «В те времена езда из Москвы в Ирбит сопряжена была с нема­лыми затруднениями и требова­ла больше месяца времени. Нужно было ехать по железной дороге до Нижнего Новгорода, а оттуда через Казань и Пермь на лошадях, безостановочно дни и ночи, одетым в полушубок, доху и валенки, выходить из довозки только на станциях, во время перемены лошадей, чтобы обогреться или напиться чаю и закусить… Иной раз ветер свистит и шумит неистовой метелью, повозка ныряет по уха­бам, то поднимаясь на верши­нах между ними, то тупым торч­ком падая на дно, — а ты, ле­жа в ней, вторишь этим движе­ниям, приноравливаясь только, как бы удобнее ослаблять уда­ры саней, руками и ногами. За­стегнуть от вьюги фартуком повозку считалось во многих слу­чаях опасным, потому что на косогоре, при быстрой езде, са­ни могли опрокинуться, и тогда пассажир рисковал очутиться под тяжестью багажа и чемода­нов, могущих задушить до смерти…

Я знал подобный случай, бывший с купцом Решетниковым. Это произошло в поездку его из Тюмени в Ирбит. Казанская хорошая кибитка была застегнута им наглухо; он и спутник его спали. И вот раз, спускаясь с горы, лошади понесли, ямщик на раскате оплошал и повозка моментально перевернулась вверх полозьями. Багаж и подуши давили и душили путников, не давая возможности освободиться, несмотря ни на какие усилия. Ямщик, выкинутый с козел, не был придавлен, но он не мог своими силами ни отворить повозку, ни отстегнуть кожаного фартука, застегнутого со всех сторон на крепкие медные кнопки. И только благодаря случайно подъехавшим другим пассажирам, которые помогли перевернуть опрокинувшуюся повозку, Решетников и спутник его остались живы. Они были уже без чувств; их вытащили полумертвыми из экипажа и положили на снегу, пока они опомнились и пришли в себя…

В дурную погоду больше всех приходилось выносить холод и неудобства бедному ямщику, примостившемуся на козлах, боком к лошадям. Ему нужно было в одно и то же время уп­равлять тройкою лошадей, дер­жаться на скользком сидении передка повозки, получать рез­кие толчки в ухабах и не иметь защиты от бурана. Поистине, профессия этих ямщиков была порою прямо каторжной рабо­той…».

Временами повествование пи­сателя переходит в живую кар­тину: «Ночь. Ветер стих… Лу­на светит ярко. Необозримое поле снежной равнины блестит и искрится мириадами светя­щихся точек. Дорога стелется матовой полосою, теря­ясь вдали: стена леса медленно плывет вам навстречу. Лошади крупной рысью дружно несутся вперед, мотая головами и похра­пывая. Колокольчик под дугой гудит переливами тонов и зами­рает, теряясь в морозном ти­хом воздухе. Ямщик лихо встре­пенется, ловким жестом головы сдвинет шапку набекрень и крик­нет ласково на тройку:

— Эй вы, родимые!

И затянет одну из тех песен русского народа, которая сладко и в то же время до болезнен­ности жутко отдается в душе вашей».

Об Ирбитской ярмарке Чукмалдин не раз выступал в те­кущей прессе в качестве коррес­пондента и публициста. Его статьи помещали московская газета «Вестник промышленно­сти», тюменская «Сибирская торговая газета», екатеринбург­ский «Урал». Несколько лет Чук­малдин сотрудничал и в «Ирбитском ярмарочном листке». Только в 1891 году газета опубликовала восемь его кор­респонденций, озаглавленных «Письма из Москвы». В них давался подробный анализ со­стояния московского рынка, что было немаловажно для ирбитского торга.

Еще одним делом Николая Мартемьяновича было приобретение редких древних и ценных славянских книг и пергаментов. Он создал в Тюмени уникальную библиотеку рукописных и старопечатных книг. Свою бога­тую коллекцию книг, в том числе подлинный экземпляр «Апостола» знаменитого рус­ского первопечатника Ивана Федорова, Чукмалдин подарил Тюменскому краеведческому музею.

Николай Мартемьянович бескорыстно служил родным местам и многое делал для его развития и процветания. В своей родной деревне Кулаковой он построил камен­ную двухэтажную школу, кото­рую содержал на свои средст­ва, обеспечивая ее книгами, по­собиями, а бедных учеников — одеждой и обувью. Создал Сельский банк с безвозвратным вкладом 3000 рублей для поддержки и развития местного кустарного ремесла.  Давал крестьянам деньги на взнос податей, если они не могли их уплатить. В неурожайные и голодные годы, также после большого пожара оказывал кулаковцам широкую помощь: нуждающимся и бедным раздал безвозвратно на посев и продовольствие до 2-х пудов хлеба; снабжал одеждой, чаем, сахаром, помогал деньгами. Посылал новейшие сельскохозяйственные орудия и культурные урожайные семена. Основал бесплатную аптеку для жителей, которую пополнял необходимыми медикаментами. Развернул упорную борьбу с пьянством и платил в доход общества по 100-200 рублей, для того только, чтобы не открывались в деревне кабаки.

Скончался Николай Мартемьянович в апреле 1901 года в Берлине, где проходил лечение от тяжелого недуга. Согласно завещания был похоронен в родной деревне Кулакова в специально сооруженном склепе при Свято-Никольском храме. В 1930-е годы его могила была разорена.

Чукмалдин объездил всю Россию, побывал во многих странах Запада и Востока. Каждое свое путешествие и свои наблюдения записывал и печатал. Его путевые очерки, имеющие важное культурное значение, вышли отдельными изданиями и до сих пор вызывают особый интерес у читателей.

Самостоятельно почитать электронную копию книги Н.М. Чукмалдина «Записки о моей жиз­ни» (Москва, 1902 год) в которой автор очень красочно описывает Ирбитскую ярмарку,  можно на сайте Президентской библиотеки. Ссылка на книгу https://www.prlib.ru/item/411979

Список литературы:

Герштейн Я. Л. «Мятежный писатель-купец» // Восход. – 1988. – 30 авг. – С. 2.

Чукмалдин Николай Мартемьянович [Электронный ресурс] // История российского предпринимательства : [сайт]. – Москва, 2014-2018. – Режим доступа: http://historybiz.ru/chukmaldin-nikolaj-martemyanovich.html (16.08.2018).

Чукмалдин Н. М. Записки о моей жизни [Электронный ресурс] // Президентская библиотека : [сайт]. – Санкт-Петербург, 2009-2018. – Режим доступа:  https://www.prlib.ru/item/411979 (16.08.2018)

 

Чайковский Пётр Ильич

Петр Ильич Чайковский (1840–1893 гг.) – знаменитый русский композитор, дирижер. Один из величайших композиторов мира, автор более 80 музыкальных произведений, среди которых известнейшие балеты «Щелкунчик» и «Лебединое озеро»…

 

 

Грин Александр Степанович

Известный российский писатель Александр Грин подарил читательскому миру множество различных произведений, самые волшебные из них — книги о мечте — «Алые паруса» и «Бегущая по волнам». Писатель создал свой особый мир, который критик Корнелий Зелинский назвал «Гринландией», и населил особыми людьми…

 

 

Чукмалдин Николай Мартемьянович

Известный тюменский и московский купец-промышленник, выдающийся сибирский просветитель конца XIX века, писатель, путешественник, Николай Мартемьянович Чукмалдин, родился 4 декабря 1836 года в деревне Кулакова Тюменского уезда Тобольской губернии в семье обрусевших татар — крестьян-старообрядцев. Начал трудиться с шести лет, помогая отцу в изготовлении саней…
 
 
 

Каржавин Николай Акимович

Каржавин Николай Акимович

На станции метро Геологическая в Екатеринбурге есть мемориальная доска «Первооткрывателей месторождений и крупных организаторов геологического изучения Урала». Среди ста двадцати четырех фамилий есть и Н. А. Каржавин. Одна из страниц биографии Николая Акимовича связана с Ирбитом. Каржавин Николай Акимо­вич (1899-1974 гг.) – советский геолог, первооткрыватель самого большого месторождения…
 
 
 

Фотолетописец Зауралья на Ирбитской земле

Всматриваясь в старые снимки, невольно представляется образ темной, душной, наполненной химическими запахами комнаты с мерцающим огоньком красного фонаря. В таких фотолабораториях проводили многие часы своей жизни…

 
 

Александр Михайлович Сибиряков

От Байкала до Ирбита

В 80-е годы девятнадцатого века известный российский промышленник, исследователь Сибири Александр Михайлович Сибиряков задался целью открыть сквозное движение судов по рекам Сибири от Байкала до Ирбитской пристани, которая для Сибири была самой западной, самой близкой к европейской России. Главным препятствием на этом грандиозном пути были пороги на Ангаре. Александр Михайлович Сибиряков – (26 сентября (8 октября) 1849, Иркутск – 2 ноября 1933, Ницца)…
 
 
 

Серебренниковы Павел Николаевич и Евгения Павловна

Серебренниковы Павел Николаевич и Евгения Павловна

Супруги Серебренниковы были из­вестными в Перми врачами, общественными деятелями, благотворителями и краеведами. Проживали некоторое время в Ирбите. Павел Николаевич — врач-гигиенист, организатор здравоохранения на Урале, Евгения Павловна – первая в России женщина врач-офтальмолог. Евгения Павловна Серебренникова (в деви­честве Солонинина)…
 
 
 

Радищев Александр Николаевич

Радищев Александр Николаевич

Радищев Александр Николаевич (1749-1802) – крупнейший русский писатель и мыслитель конца XVIII века, открытый противник самодержавия, одна из самых трагических и спорных фигур русского Просвещения. Сочинения Радищева разнообразны, и помимо знаменитых «Путешествия из Петербурга в Москву» и оды «Вольность» включают поэзию, во многом новаторскую, философский трактат….
 
 
 

Кавалерист-девица Надежда Дурова

Кавалерист-девица Надежда Дурова

В середине XIX века смотритель Ирбитского училища Н. Тихонов записал в горо­де вошедшую позднее в свод русских сказок Афа­насьева сказку о Василисе Поповне, которая «оде­ваясь в мужское платье, ездила верхом на лошади, стреляла из ружья и все делала совсем не по-деви­чьи, так что очень немногие знали, что она де­вушка… и звали ее Василием Васильевичем»…
 
 
 

«Святой» доктор Граль в Ирбите

«Святой» доктор Граль в Ирбите

Вне всякого сомнения, счастлив тот врач, который ещё при жизни удостаивается от народа такого прозвания. Фёдор Христофорович Граль подобную высокую оценку своего труда и таланта заслужил в полной мере. Федор Христофорович Граль (1770-1835) – обрусевший немец, родился в семье лютеранского пастора. Как известно, в 18 веке в России практически не готовили собственных врачей, а их нишу занимали…
 
 
 

Георгий Константинович Жуков в Ирбите

Георгий Константинович Жуков в Ирбите

В феврале 1950 года командующий Уральским Военным ок­ругом, кандидат в депутаты Верховного Совета СССР Георгий Константинович Жуков прибыл в Ирбит. Это собы­тие взволновало тогда все население города. Еще бы — великий полководец! В то сумрачное февраль­ское утро 1950 года, при­быв на станцию Ирбит, никем не встреченный из официальных властей горо­да…
 
 
 

Владимир Даль и Ирбит

Владимир Даль и Ирбит

В какие годы мог известный писатель и лингвист бывать в ярма­рочном Ирбите? «Как сокровищница меткого народного слова, словарь Даля все­гда будет спутником не только литератора, филолога, но и всякого образованного человека, интересующегося русским языком». Эти слова академика В. В. Виноградова о «Толковом словаре жи­вого великорусского языка» остаются актуальными и по сей день…
 
 
 

Менделеев в Ирбите

Менделеев 

Был ли создатель периодического закона химических элементов в городе на Нице, на сегодняшний момент неизвестно. Но совсем для Ирбита Дмитрий Иванович не чужой. Сам не был, но его родня (пусть не самая близкая) у нас жила. И плодотворно трудилась на зависть многим. А. А. Смирнов — внучатый племянник Д. И. Менделеева, сын Оль­ги Яковлевны Капустиной…